Задачей Государства считаю создание условий для развития гражданского общества. Люди, неравнодушные к тому, что происходит вокруг, должны иметь все возможности для реализации своих благородных устремлений.
Президент Российской Федерации Д.А.Медведев, Послание Федеральному Собранию Российской Федерации, 12 ноября 2009 года, Москва, Большой Кремлевский Дворец.
СООБЩИ!!!
о незаконном получении справок и лицензий!
ИССЛЕДОВАНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ ОБ ИЗМЕНЕНИИ ОРУЖЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
КАК ВЫ УЗНАЛИ О ВОВГО
 
Баннер
Федеральная-книга-жалоб.рф
Баннер
Баннер
Баннер

Можно ли контролировать травматическое оружие? Свои комментарии для программы дали представители органов власти: Леонид Веденов -  заместитель руководителя департамента общественной безопасности МВД России, Михаил Гришанков -  Первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности, Александр Торшин - Первый заместитель Председателя Совета Федерации, а также представители ВОВГО - Сергей Зайнуллин – зам Председателя ЦС ВОВГО, Вячеслав Ванеев – член ЦС ВОВГО.
НТВ. 24.10. "Сегодня".19:00

http://ip.ntv.ru/news/18587/


Роковые выстрелы. Список жертв травматического оружия пополняется чуть ли не каждый день. Случаев в масштабах страны за три года набралось, казалось бы, не катастрофически много — всего полторы тысячи, но львиная доля — резонансные.

От Москвы до самых до окраин такая картина складывается, что граждане куда чаще применяют его для сведения счетов или дикой забавы, чем в целях самообороны. МВД предлагает порядок обращения ставших лихими стволов ужесточить. Есть и сторонники радикальных мер: совсем запретить травматику, изъять ее у населения.

Но как же тогда быть с правом россиян на ношение оружия и возможностью защищать себя, а также с коррупцией, которая, как известно, растет буйным цветом на запретных плодах? Корреспондент НТВ Юрий Кучинский предпринял попытку разобраться, удастся ли нам пройти по тонкой грани.

Немое кино с громким эффектом. Такие случаи чаще всего фиксируют именно камеры наружного наблюдения. Звука нет, но и так все понятно. Ссора у входа в ночной клуб, и травматический пистолет — самый весомый последний аргумент. Один выстрел мимо, зато второй чуть не стал контрольным.

Марина Самодумова, анестезиолог-реаниматолог ГКБ № 1 г. Новосибирска: «Больной поступил в крайне тяжелом состоянии с диагнозом „слепое ранение полости черепа». На данный момент уровень сознания — это оглушение. Он пытается выполнить инструкции, фиксирует взгляд, что-то пытается сказать».

Травматическое оружие в последнее время едва ли не главный ньюсмейкер криминальной хроники, каждый день из него где-то стреляют. И большинство случаев, считают в МВД, явный криминал, к тому же усугубленный традиционными русскими привычками. Между тем оружие, по российским законам, считается безопаснее машины. За езду в пьяном виде карают сурово, а вот травматический пистолет, как права, не отбирают, хотя стоило бы это делать, говорят в милиции. Иначе трагические случаи будут повторяться.

Леонид Веденов, начальник лицензионно-разрешительного управления МВД РФ: «Как ни посмотришь — пьяный, пьяный, пьяный. И если это найдет отражение в законопроекте, я думаю, это тоже сильно повлияет».

В начале 2000-х травматику лоббировали оружейники и продавцы. На складах родины мертвым грузом лежали миллионы выпущенных в советские годы ПМ, ТТ и наганов. А население уже окончательно разуверилось в эффективности газовых пистолетов. Спрос на хоть что-то почти настоящее быстро нашел предложение. Для Ижевского завода, который начал массово переделывать боевые стволы под резиновые пули, разрешение травматики стало просто спасением.

Александр Дорф, главный конструктор гражданского и служебного оружия ФГУП «Ижевский механический завод»: «Если есть рынок, если есть востребованность, если нормативная база позволяет, почему нет? Мы ощетинились и на базе пистолета Макарова создали пистолет «Макарыч“».

Сейчас травматиков в России уже около полутора миллионов. В МВД считают, что слишком много, настало время закручивать гайки, и всеми силами поддерживают внесенный президентом законопроект. Он предполагает, что человек, желающий купить пистолет, должен будет пройти специальный курс подготовки, выучить правила техники безопасности и сдать экзамен, в общем, как на права.

Михаил Гришанков, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по безопасности: «В законопроекте прописывается норма, что раз в несколько лет должна быть пересдача экзаменов на безопасное обращение с оружием. Для тех, кто сегодня имеет оружие, я думаю, мы пропишем переходный период, в течение которого они должны будут подтвердить навыки обращения с оружием и знание законодательства в этой сфере».

Кроме того, наказание за незаконную стрельбу будет предполагать тюрьму, а не просто штраф. Хотя эти нововведения все равно кажутся слишком либеральными по сравнению с тем, чего бы на самом деле хотелось противникам травматики.

Александр Торшин, первый заместитель председателя Совета федерации РФ: «Я считаю, что травматическое оружие надо обязательно запретить. Это оружие безответственных людей. Выстрел из травматического оружия — это безответственный выстрел. В голове у человека, когда он берет в руки травматический пистолет, четко сидит — он не убьет. Он либо напугает, либо сильно ударит, он даже не думает, что он покалечить может».

К тому же травматическое оружие почти утратило одну из своих важнейших функций — напугать нападающего одним своим видом или звуком выстрела. Большинство травматических пистолетов изначально создавали как точные копии боевых, чтобы выглядели солидно и убедительно. Но сегодня травматика встречается слишком часто, и преступник может не испугаться даже настоящего пистолета.

Вячеслав Ванеев, председатель Московской региональной организации всероссийского общества владельцев гражданского оружия: «Когда мы вытаскиваем или ПСМ, или ПМ, все знают, что это или газ, или травматика».

Туша барана по плотности тканей и по крепости костей примерно соответствует человеку. На ней мы и будем испытывать различные виды травматического оружия, прежде всего, один из самых мощных пистолетов, который разрешен по российскому закону. Дульная энергия — 70 джоулей, это то, что человек в дубленке должен почувствовать.

Дыры внушительные. Баран мог бы и не выжить. А бесствольная «Оса», меньше всего похожая на настоящий пистолет, вообще пробивает тушу навылет. Эффект кажется неоспоримым, но это только кажется. Все же средняя мощность разрешенной в России травматики значительно меньше. А люди, в отличие от животных, большую часть года ходят в одежде, в этом случае резиновая пуля может стать причиной банального синяка и еще большего раздражения противника.

Владимир Гошкоев, судмедэксперт бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения г. Москвы: «Параметры травматического оружия, которое сейчас имеет наше население, они на грани бездействия или хоть какого-то действия в плане самообороны. Если, например, человек находится в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, не факт, что его остановят этим выстрелом».

К тому же в подобной критической ситуации трудно исполнить все требования даже сегодняшнего, не такого жесткого закона об оружии: не стрелять в голову, не стрелять с расстояния меньше метра — именно такие выстрелы и приводят к фатальным последствиям, которые попадают в милицейские сводки.

Но сколько случаев, когда оружие было применено по правилам и, возможно, спасло жизнь, никто не считает. Просто потому, что стрелявшие, законопослушные граждане, редко исполняют закон до конца, в смысле, оказывают нападавшему первую помощь и вызывают милицию. У нас принято считать, что с милицией лишний раз встречаться себе дороже.

Алексей Смирнов, инспектор по лицензионно-разрешительной работе ОВД «Северное Измайлово» г. Москвы: «Гражданин, применив оружие, оказался один на один с этой проблемой и со злодеем. Потому что, как обычно случается, свидетелей нет, доказать, что он правомерно или неправомерно применил оружие, будет трудно».

Сергей Зайнуллин, заместитель председателя центрального совета Всероссийского общества владельцев гражданского оружия: «Очень часто бывает, когда люди после самообороны дают против себя показания, неправильно трактуют ситуацию. Соответственно, против них возбуждается дело по превышению необходимых пределов самообороны. Или того хуже — умышленное нанесение тяжких телесных повреждений или убийство».

Многие эксперты считают, что более жесткое наказание скорее приведет к тому, что нормальные люди быстро научатся заметать следы, как профессиональные преступники, подбирать за собой гильзы и будут стараться избегать камер наблюдения. А требования к спецподготовке клиента оружейного магазина выльются лишь в новый вид коррупционного дохода.

Иван Охлобыстин, владелец гражданского оружия: «Если ужесточат, это будет дополнительная взятка. Мы в России, тут уж ничего не сделаешь. Если запретят — оно будет незаконно. Все то же самое, но незаконно. Ну, не решаем вопрос. В данном случае не стоит вопрос — разрешать или не разрешать. Это касается только дополнительной взятки».

Один из последних диких случаев, который поднимают на щит противники оружия: Наталье Архипцевой, редактору телекомпании Russia Today, прострелили ногу в известном кафе прямо в центре Москвы. Тут уж не поспоришь — с оружием надо что-то решать. Но вот не запретишь же кухонные ножи, которые, по статистике, убивают гораздо больше людей, чем травматические пистолеты? Даже сами законодатели приходят к парадоксальному, на первый взгляд, выводу: травматика — плохо, надо разрешить настоящее оружие.

Александр Торшин, первый заместитель председателя Совета федерации РФ: «Человек будет нести ответственность за утерю, за передачу оружия третьим лицам. Он будет каждый год предъявлять это оружие в разрешительной системе, показывать пистолет, патроны, отчитываться, сколько израсходовал или, слава богу, не израсходовал. Это дисциплинирует людей».

Сторонники легализации настоящих пуль указывают на удачные примеры: оружие разрешили в Молдавии и в Прибалтике — преступность снизилась. Владельцы боевых пистолетов ведут себя гораздо ответственнее, чем стрелки с травматикой. А ссылаться на русский менталитет некорректно, как будто у молдаван он какой-то другой. Но это точка зрения человека с пистолетом. Наталья Архипцева вряд ли подаст голос за боевое оружие.

Наталья Архипцева, пострадавшая: «В свои 24 года я бы осталась инвалидом».